Рецензия на фильм «Перевозчик 3»

 

Режиссер: Оливье Мегатон

В ролях: Джейсон Стэтэм, Франсуа Берлеан, Наталья Рудакова, Роберт Неппер, Йерун Краббе, Алекс Коболд

Автор: Анатолий Филатов
От необязательной, но милой серии в меру стильных экшенов про лысоватого мужика на роскошной тачке, не оставили даже литого диска. Отныне «Перевозчиком» называется дешевая и несмешная комедия для фанатов рыжих и конопатых (что само по себе и неплохо) с диалогами про жратву: некрасивая, кичливо неумная, с боями, которые по беспомощности могут поспорить с (не к ночи будет помянут) «Волкодавом», и гонками, на фоне которых выигрышно смотрятся даже «Стритрейсеры». В нагрузку – портрет президента Виктора «Так!» Ющенко на стене и рассуждения об особенностях национального характера русских. Сущий, короче, кошмар, да еще и от режиссера с фамилией Мегатон. Фрэнк Мартин, родной, что они с тобой сделали?!

Про явления, подобные третьему «Перевозчику», обычно говорят «Так проходит мирская слава» и бывают абсолютно правы. Попытки обнаружить здесь хоть что-то, чего можно коснуться без брезгливой гримасы на лице, заранее обречены на провал. После раздумий длиной в несколько часов мы с товарищем сошлись во мнении, что на эту роль годятся разве что полутораминутный диалог о комедийных актерах (происходит в первые же десять минут фильма) да Наталия Рудакова (вышеупомянутая рыжая и очень конопатая – даже губы в веснушках, натуральное чудо). Строго говоря, и первое, и второе – строго на любителя (к которым относится и автор), но для спасения души режиссера Мегатона этого явно недостаточно.

Фирменный стиль «Перевозчика» обратился в прах. Вот на сцену выходит бугай, в полтора раза выше бессменного Стэтхэма. Далее следует такой обмен, простите, репликами: «Ты что, самый умный?» — «Нет, я самый здоровый». Невыразительное рукодрыжество – вуаля! – Стэтхем достает лопату (подобрал с рояля в кустах, не иначе) и отоваривает Васю по лицу. Вася падает замертво, в его неглубокую могилу (след от рояля из кустов, не иначе) летит одинокая красная роза (стояла на рояле или росла на кустах, история умалчивает). Тотальная нелогичность всего происходящего вначале воспринимается, как некий постмодерновый ход, призванный вдохнуть в «Перевозчика» свежие силы.

Ко второй трети картины становится очевидно, что таки нет. Они это всерьез. С этого момента следить за сюжетом уже элементарно западло, остается только прихлебывать пиво и тупо ржать, когда на экране показывают работу кабмина Украины изнутри или заявляют, что в Одессе происходит заседание Евросоюза. «Валентина! Валентина!», — в отчаянии кричит бедный Фрэнк, прикованный к машине, как Стивен Хокинг к инвалидному креслу. Бесстыжая Валентина в этот момент запивает русской водкой таблетку экстази и мочится на пол придорожного магазина. В следующей сцене она потребует от Фрэнка станцевать стриптиз.

Будапешты сменяются Бухарестами, и везде у веселой конопатой Валентины есть любимые рестораны, подробные описания фирменных блюд из которых составляют львиную долю произносимого ей текста. Произносимого, потому что о какой-либо игре здесь упоминать неуместно. Зато рыжая. Корабль с утечкой радиоактивных отходов на борту тусуется в порту Одессы, а команде хоть бы хны. Злодей по фамилии Джонсон (злая пародия на постаревшего Зорга из «Пятого элемента») выглядит не опаснее конферансье с заштатного корпоратива. Его подручные, навязывающие правительству Украины очень вредный контракт, так и вовсе набраны в ближайшем гей-баре – костюмы сидят на них мешками, а переговоры в их исполнении лучше никогда не видеть, чтобы, не дай бог, не подумать краешком мозга, что так можно вести переговоры.

Заваривший всю эту кашу режиссер Мегатон с детским восторгом бегает вокруг площадки и хлопает в ладоши. Ему искренне нравится. Не совсем понятно, о какого рода недержании идет речь в нашем случае – младенческом или старческом – но поток своей убогой фантазии Мегатон на пару со сценаристом контролировать не умеют. «Ну, что скажешь, Валентина?», — спрашивает ухмыляющийся Джонсон. «Я слышу слова мертвеца!», — отвечает та, сверкая конопушками. Делайте что хотите, но как такое можно сочинить в 2008 году, я понимать решительно отказываюсь. Кстати, о конопушках: Валентина на экране не раздевается, похоронив таким образом последний шанс «Перевозчика» на выживание. Так что смело ведите на фильм своих детей, если вы им враг.

Исходя из всего вышесказанного, у меня имеются два вопроса. Первый: какую именно часть сценария написал Люк Бессон (давайте все-таки верить титрам)? Если полутораминутный диалог о комедийных актерах, тогда все в порядке. Второй: что имел ввиду незнакомый коллега по несчастью, выходящий из зала со словами: «Да эта Валентина – она один в один девка с моего класса, которая забеременела в семь лет»?

Комментарии к рецензии

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта