Джинса

Рецензия на фильм «Индиго»

 

Постер фильма

Режиссер: Роман Прыгунов

В ролях: Иван Янковский, Михаил Ефремов, Мария Шукшина, Артем Ткаченко, Елена Дробышева, Гоша Куценко, Анастасия Ричи, Роман Шмаков, Павел Слива, Мариус Штандель, Андрей Малахов, Лев Прыгунов, Никита Пресняков

Автор: Анатолий Филатов

Говорить о фильме «Индиго» серьезно, то есть так, как это преподносилось нам изначально — «Гарри Поттер» встречает «Героев» и чуть ли не «Королевскую битву» пополам с (хахаха) «Зачарованными» на улицах Москоу-сити» — никак не получается. Дело даже не в том, что авторы сами ни секунды не верят в то, что наснимали: «Про индиго я знал, что это цвет, в который джинсы красят», — не мудрствуя лукаво заявлял режиссер Прыгунов перед премьерой. Основная проблема фильма «Индиго» в том, что авторы, похоже, так до сих пор и не поняли, что же они хотели снять, а с получившимся уродцем, мутантом о шести кривых ногах, выпученными глазенками, одышкой и эпилепсией, им сейчас жить, и что же они с ним в результате сделают, остается мутной загадкой. В любом случае, хочется уже сейчас порекомендовать режиссеру Прыгунову и его команде отправляться на людный угол, открывать палатку с чебуреками, в качестве отката хозяевам места загнать гонорар за «Индиго» и не мучить ни себя, ни нас с вами. Если мрак под названием «Одиночество крови» еще можно было списать на первый опыт и дебют (хотя мы знаем, какие на свете бывают дебюты!), то сейчас ситуация ясна, как Божий день. Понимаете ли, некоторым просто не дано.

Некоторые наблюдения и беседы со зрителями убедительно показали, что немалую часть зрительской аудитории фильма «Индиго» составляет та часть неоперившейся молодежи, что зовет себя «эмо». Вероятно, в какой-то степени на них рассчитывали и авторы, ибо в первые же пять минут единственный эмо на экране погибает дикой смертью под колесами московского метрополитена. Эта сцена задает некоторый ритм происходящему, жаль только, что дыхалки хватает на полчаса, не больше, и дальше начинается гонка чуши и ереси по пересеченной местности.

Авторы, раскидывая карты веером чуть ли не с самого начала, не останавливаясь достают следующие, и очень скоро забывают, что эти тузы и козыри уже лежат на столе, вот они. Зачем Тихон помнит свои предыдущие жизни? Зачем он вообще, этот Тихон, если его роль в итоге сводится к нулю? Зачем его выгоняют из команды, если лидер «вундеркиндов цвета фиалки» по меткому выражению Андрюши Малахова, виртуозно сыгравшего самого себя («Не переключайтесь!»), призывает держаться вместе? Им не нужен парень, который видит ауру? В таком случае, нет ничего удивительного, что большую часть индиго к финалу перебьют по одному. Как на службе доверия в ходе телефонного разговора за две минуты определяют, что подоспела еще одна жертва маньяка Павла Максимовича? Чем вообще занимаются дети индиго, кроме того, что потрошат залы игровых автоматов и обирают трупы? Таких вопросов возникает несколько десятков, но все они меркнут перед финальным.

Разоблачив и победив персонажа Марии Шукшиной, которая носит модную прическу а-ля «Третий Рейх» и пользуется ноутбуком Apple Macintosh (вещи, не взаимосвязанные только на первый, неискушенный взгляд), индиго отправляются на волю. «А зачем она это делала?», — спрашивают лидера его друзья. «Не знаю. Так и не понял», — пожав плечами отвечает тот с таким выражением лица, что следующей репликой, по идее, должно быть что-то вроде «Мууу». Вопрос «А зачем?» и в самом деле ключевой. Потому что не получилось ни качественного триллера, который был бы интересен кому-то старше 95-го года рождения, ни грамотного молодежного кино. Первое обломалось по причине завидной тупости сценариста (ну кто, кто после первых кадров не понял, чем эта фиалковая ерунда закончится?), второе, в общем-то, прогоркло в ту самую секунду, когда слова персонажей стали элементарно расходиться с делом и всякая вера к ним пропала. Какого черта Андрей и Таня, улыбаясь шагают прямиком в диафрагму в финале? Это не у них перебили всю компанию? Это не он совершил убийство? Это не она провела сутки в подвале, связанная и беспомощная? Это не у нее погиб любимый пес, защищая, между прочим, ее жизнь? На все плевать. Дилемма «Индиго – дети или моральные уроды» в итоге так и остается дилеммой, ибо доводов в обе стороны предостаточно.

Потрясающе светлым пятном на этом сине-джинсовом фоне выглядит игра Артема Ткаченко, чей оголтелый маньяк с замашками застенчивого педофила Павел Максимович вышел единственно живым во всей этой истории. Право же, когда Павел Максимович все-таки погибает, его жаль гораздо сильнее, чем очкастого выродка Леху, который ничем, кроме воровства, по сути, не занимается, или тощего эмокида Женю, который и слова-то вымолвить не успел – не положено. Павел Максимович, бесноватый, роскошный в своем исступленном безумии, потерявший то единственное, что отличало его от простых смертных, вызывает сочувствие хотя бы потому, что он похож на человека, а не на человекоподобного робота, которые, как известно, охраняют границы России. Только ради Павла Максимовича и стоит смотреть это кино, но уж, естественно, не в кинотеатре, потому что ничего, способного хоть как-то перевесить домашний просмотр, в нем нет. Было бы архиздорово, если бы из сцен с его участием смастерили видеоклип в духе Aphex Twin, но уж, конечно же, не на ту музыку, которая звучит в фильме. Автор ее, смею доложить, Аркадий Укупник, и это объясняет решительно все.

И напоследок. Даже если предположить, что Шукшина планировала воспитать из лидера-Андрея генерала для своей будущей армии супер-детенышей, а после захватить с их помощью власть в стране, она жестоко просчиталась. Нынешний президент России Дмитрий Медведев, будучи мужчиной слегка за 40, «знаком и работает с Владимиром Путиным уже 17 лет». Опоздали вы, госпожа директор. Они уже здесь.

P.S. «Индиго» — первый лет этак за 5 фильм с Гошей Куценко, где при виде чертовой лысой башки и перебитого носа не хочется начать колотиться головой о переднее сиденье. Режиссеры! Снимайте Гошу в виде лохов и дальше, у него хорошо получается.

Комментарии к рецензии

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта