Ханжество наизнанку

Рецензия на фильм «Ретроспектива фильмов К.Тарантино: Бесславные ублюдки»

 

Режиссер: Квентин Тарантино

В ролях: Брэд Питт, Диана Крюгер, Тиль Швайгер, Илай Рот, Сэмюэл Л. Джексон, Майк Майерс, Мэгги Чун, Михаэль Фассбендер, Джули Дрейфус, Мелани Лоран, Кристоф Вальц, Даниэль Брюль, Сэмм Ливайн

Автор: nitzer
По правде сказать, Квен (ничего, что я так запанибрата?), я Твой давнишний фанат. Не с самого выхода «Псов», конечно. Но «Чтиво» я засмотрел до дыр ещё на VHS. И даже «провальная» Джекки Браун всегда казалась мне не лишённой шарма. Я даже готов пересматривать раз за разом девчачий трёп в «Неубиваемом»… И я очень благодарен Тебе за НАСТОЯЩЕЕ АМЕРИКАНСКОЕ КИНО, которое и по-настоящему запретить к показу за любым Железным Занавесом не стыдно.
 
Но со временем во мне развился нехороший червячок, который не даёт полностью наслаждаться сочными фруктами Твоих творений. Нет, это не отвращение к нарочито-кровавым сценам и общему градусу жестокости. Вопрос стоит серьёзнее: а не являешься ли Ты, Икона целого поколения киноманов, при всей своей видимой альтернативности (в подлинном смысле этого слова), на самом деле обыкновенным моралистом?
 
У стороны обвинения собрались серьезные улики. Пусть созданные Тобой образы всегда совершенно НЕходульны (так что даже когда они сознательно клишированы, это стильно и ловко обыгрывается). Пусть сюжеты всегда кажутся абсолютно оригинальными (даже когда мы имеем дела с римейками или самостоятельно изобретёнными жанрами с догматическими законами построже канонов японской поэзии). Однако во всех Твоих произведениях, ещё даже с «Прирождённых Убийц», якобы «испорченных» стоуновской твёрдолобостью, налицо одна тенденция: любой грех должен быть наказан. Спасает то, что выбор «Орудий Господа» совершенно неожиданнен. От топорика в руках коридорного (карающего гордыню и веру в зажигалочки Zippo) до зека-доходяги, «затыкающего» болтливую и похотливую «курицу». Через целую коллекцию самурайской амуниции (помнится, меч впервые – вот нелепость – попал в руки боксёра-неудачника в старьёвской лавке?). Не будем забывать и о стае остервеневших девушек, забивающих мразь-каскадёра (который с таким вкусом гробил до того менее технически подготовленных девчонок…впрочем, о последовательности этих событий до сих пор есть разные мнения). А что уж до старины Билла со приспешники…
 
Кроме того, до сего момента Тебе легко удавалось запрятать морализаторство под покровы изысканности фабулы, своеобразного искривления реальности, упомянутой уже бесстыдной кровавости, игр с хронологией…..да за той же захватывающей визуальной красотой, наконец! Но вот фильм про «ТУ САМУЮ» войну, которая нам ещё несколько поколений будет вспоминаться как сбывшийся кошмар (дай Бог, чтобы не появилось более реалистичных воспоминаний!), — настоящая лакмусовая бумажка. Тут даже Ты уже ничего не спрячешь, по крайней мере, от постсоветской аудитории.
 
И по итогам просмотра берусь сообщить тебе: мне лично «Ублюдки» показались тем ещё саморазоблачением. Нет, я не говорю, что в Твоём последнем (крайнем?) фильме смотреть АБСОЛЮТНО нечего. Ведь Ты представил нам НЕСКОЛЬКО «глав», каждая из которых могла бы стать короткометражкой:
 
Главу 1 Ты затянул гораздо больше даже её отнюдь не короткого названия («Однажды….в оккупированной нацистами Франции»). Хочется верить, что именно из озорства Ты навмонтировал в неё дополнительных тягомотных символов: упивающегося своей фальшивой галантностью и знанием нескольких языков шефа гестапо и…чурбак, который с самых первых кадров нелепо и безуспешно будет рубить хозяин фермы. Да, я помню: Твоя любовь к длинным статичным сценам – фирменный знак. И всё же, столь явно намеченная задача: показать, за что именно будут неизбежно наказаны мерзкие фашисты, выполнена на «троечку». Честно говоря, гораздо более лаконичный пересказ нескольких эпизодов из немецкой оккупации БЕЛОРУССИИ точно искоренил бы симпатии зрителей к немцам. Но основному потребителю будущего фильма нет дела до Восточной Европы, и Ты мучительно-долго будешь заставлять нас смотреть на нудное соло «Охотника на евреев». При этом вся бессмысленность облачения в мантию Льва Толстого (с его бесконечными франкоязычными вставками в «Войне и Мире») к 4й главе засверкает во всей «красе»: там, где неправильная немецкая речь с предательски-выдающим акцентом будет столь необходима, мы её не услышим (потому что ПОТРЕБИТЕЛИ не говорят на немецком?) Да что там, чуть позже немецкий обер-фельдфебель будет вести с командиром «Ублюдков» (не знающим ни слова по-немецки) развёрнутую беседу о применимости термина «мексиканская дуэль» к противникам, не видящим друг друга. На каком языке общались ОНИ, я хотел бы знать? Хотя…не буду забегать вперёд.
 
Главу 2 (собственно «Бесславные ублюдки») Ты нафаршировал бесстыдно-откровенными эпизодами уничтожения  и скальпирования солдат Вермахта (в основном, пленных и беззащитных) героями-иудеями. Порадуешь Ты нас здесь и фарс-демонстрацией абсолютно дурацкого образа фюрера (кажется, в «Великом Диктаторе» Чарли Чаплина он и то достовернее). Честно говоря, на этой главе «герои» фильма начали у меня вызывать безудержную антипатию, и назло политкорректному (применимо ли ЗДЕСЬ это слово?) залу я от души поаплодировал бесстрашному фашистскому сержанту («Да пошёл ты… И вы с ним вместе, жидовские шавки!»)
 
Глава 3 «Немецкий вечер в Париже» мне показалась вообще весьма «проходной». Ах да, Тебе, ведь нужно было познакомить еврейскую девушку и немецкого солдата (чтобы потом поиздеваться над неудавшимися Ромео и Джульеттой?)
 
-наконец, самые усидчивые из Твоих зрителей «продерутся» до 4й главы… ЧЁРТ, ВОТ ЭТО И ПРАВДА КИНО С БОЛЬШОЙ БУКВЫ! От сцены в таверне, разыгранной словно по всем канонам контрразведочного нуара и в то же время восхитительно «деконструированной» в Твоём фирменном стиле, просто захватывает дух! Плевать на «мелочи»: упомянутую выше лингвистическую нелогичность и goof-детали (такие как карта, приклеенная ко лбу английского офицера – что за беда, что она ТРИ раза меняет своё положение, суть ведь не в декорациях). Благодаря то ли киноманской «вкусности», то ли общему драйву и напряжённости внешне расслабленного действия начинаешь верить, что главы 1-3 были не странной размазнёй, а необходимой проработкой сюжетных линий. Которые теперь, великолепно сплетясь в одну, приведут к захватывающему финалу…
 
-Тем более, что с началом 5й главы («Месть крупным планом»), наконец, зритель получит и «настоящую Квеновскую ПЕСНЮ». Вау, фильм удался? Ложная тревога: заключительная глава съезжает к такому махровому морализаторству, что все страдания (по обе стороны экрана) предыдущего хронометража «Ублюдков» кажутся совершенно напрасными. Всё та же безальтернативная логика неотвратимого наказания злодеев, спрятанная под тоннами «макияжа» экшна. Что же в этом плохого? Да прежде всего то, что для воплощения этой логики приходится принести слишком много жертв. И не только исчислимых в художественных персонажах, устилающих своими трупами путь к цели создателей кино. Всё гораздо хуже: на алтарь закладывается уже мировая История. Впрочем, в манере, которая должна было весьма порадовать производственную команду данного произведения с фамилиями на –stein и –berg.
 
Ты спросишь: какого рожна я Тебе всё это ставлю в упрёк? Ведь и раньше Ты создавал весьма «альтернативные» реальности. В конце концов, Ты всегда говорил (вопреки талдыченью кинокритиков, которые все заслуживают столь недвусмысленно продемонстрированного в «Ублюдках» выстрела «в яйца»), что задача кино как раз в том, чтобы рассказать интересную историю… В смысле, «байку». Может, Ты и прав, но основа такой побасенки всё же должна выбираться …более нейтральная, что ли? Или не стоит брать «стахановские обязательства» сделать фильм за 10 месяцев (даже тот, которым мучился до того все 10 лет, мы-то знаем!) В противном случае (как, например, с «Бесславными Ублюдками») зритель на выходе из кинозала будет чувствовать себя, словно наступил на приставучую жевачку типичного американского невежества. Какими бы благими целями не руководствовался на самом деле создавший этот опус «Герой КИНОнации».
 
Так что, я просто хотел пожелать, чтобы эта БЕССЛАВНАЯ постановка не стала для Тебя вехой, после которой Ты окончательно скатишься к какому-то особенно неприятному виду ханжества. Ведь лживые благочестие и набожность не станут более искренними, если их исповедовать «от обратного», скрывая свою сущность под маской безнадёжного богохульника.
Другие рецензии:  Анатолий Филатов

Комментарии к рецензии

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта